суббота, 2 марта 2013 г.

Противостояние

Жизнь Нины Андреевны и Ефима Ивановича Парфеновых из поселка Карьерный представляет собой сегодня маленький подвиг. "Опять приступ?!" - знает по времени признаки надвигающегося удушья у мужа, а так бывает четыре раза на день...

Источник: МояОкруга.рф
Жизнь Нины Андреевны и Ефима Ивановича Парфеновых из поселка Карьерный представляет собой сегодня маленький подвиг. "Опять приступ?!" - знает по времени признаки надвигающегося удушья у мужа, а так бывает четыре раза на день, Нина Андреевна и заранее внутренне сжимается в комок. Сама же делает всё возможное, чтобы как можно быстрее его "отпустило". Для этого не нужно мельтешить, суетиться, надо "дышать"! А дышать Ефим Иванович вот уже два года не может без аппарата и ингаляций.
- Тысяча рублей – коробочка, в ней четыре капсулы, две – в сутки. На месяц половина пенсии мужа уходит "на дыхание", - говорит Нина Андреевна, свои таблетки не считая. У нее больная печень, поэтому готовить приходится и себе диетический стол, и своей половине – Ефим Иванович только на кашках после того, как обнаружился у него двусторонний хронический бронхит, и ей нельзя ни жареного, ни соленого. "Вот такие мы развалины!" - говорит хозяйка.
Соцработница Галя заканчивает стирку на моих глазах, быстренько делает влажную уборку. Ей приходится делать и многое из того, что не входит в перечень ее обязанностей. Ну, что пойдет Нина Андреевна до мусоровоза относить мусор? Иногда старики выпрашиваются у Гали в магазин, только ради того, чтобы "подышать", если погода хорошая и не скользко. "Я справлялась сама, - будто бы в оправдание говорит Нина Андреевна, - пока не упала и не сломала руку. Теперь даже одеваться для нас проблема. Обоим – за восемьдесят! Для нас Галя – свет в окошке, да еще медик наш поселковый Катя, она к нам каждый день приходит делать уколы". Ефим Иванович, который должен находиться под постоянным патронажем участкового терапевта, судя по выписке из его истории болезни, а обследовался он в Смирновском ущелье, к врачу выбираться в состоянии от силы раз в год.
Старички – ветераны Великой Отечественной. Приступ Ефима Ивановича отпускает, и щёки его розовеют. Он даже присаживается поближе ко мне поговорить. Гости в их квартирке на первом этаже в поселке Карьерном - редкое дело, даже свои навещают в силу занятости не часто. Свои – это сын, сноха, внуки.
"У них молодая жизнь!" - о стариковском быте заканчивает повествование Ефим Иванович, нисколько не пеняя на молодежь, чье время съедает добывание хлеба насущного. Дочка из Нижнего Новгорода приезжает редко: и работа, с которой не отпроситься, и здоровье уже шаткое – возраст предпенсионный.
Глаза Ефима Ивановича молодеют после того, как он вспоминает детей маленькими. И себя, в свою очередь, подростком.
- Отцы на фронте, а мы на быках пахали, серпом жали снопы хлеба, убирая урожай. В госпитале с другом работали санитарами, относили судна за лежачими ранеными, стирали грязные бинты, полы мыли. Там хоть кормили затирухой, не то, что в колхозе. Всё время хотелось есть! Увидели как-то безнадзорный чан с квасом, смекнули, что со дна можно достать тюри, хорошо нас, дураков, вовремя вытащили барахтающихся из этого чана, утонули бы! А вот еще был случай, - приободряется Ефим Иванович при рассказе Нины Андреевны о колосках, как гоняли за них с колхозного поля, отнимали сумочки под полой одежды, которые дети пытались унести домой, чтобы прокормить младших братьев и сестер.
- А мы ночью ходили за колосками! Однажды стал свидетелем, как в копну соломы прячут гору зерна "колхознички" - нас, малышню, щучили, а сами запасы делали! Оба – геройские дядечки, бронь получившие по ранению на фронте. Как только они копну покинули, я свистнул бабам колхозным – они ведрами в эту же ночь хлеб перепрятали. Это было уже перед окончанием войны, потом меня призвали, служил я в Белоруссии в танковых войсках. А когда демобилизовался, "встренул" тех "расхитителей", спрашиваю, хитро улыбаясь, выяснили ли, куда хлеб из копны пропал? Они переглянулись, обнялись, признались мне, как на духу, что друг на друга думали, не разговаривали об этом, жаловаться кому-то не имело смысла – посадили бы! А тут, говорят, камень с души снял.
- Ну, вот, а у нас одного колхозничка упекли в лагеря от семи детей, с таким же вот мешочком за пазухой! – горько говорит Нина Андреевна. И она родом, как супруг, с Горьковской области. С 12-ти лет работала в колхозе дояркой, помогала старшим. Так и доила коров до самой пенсии.
- Мой отец четырежды раненый, приехал домой без руки в 45-м, с тяжелым ревматизмом, с одним сердечным клапаном. И еще двадцать лет в колхозе проработал – все умел делать одной рукой! – восхищаясь военным поколением, говорит Нина Андреевна. - А сейчас, поди ж ты, сколько "безтрудных"! - на языке Нины Андреевны имеется в виду безработных.
Муж у нее не был безработным никогда. Без устали чему-нибудь всегда учился. В железнодорожном училище отучился, стал машинистом электропоезда. Затем судьба закинула на целину в Перелюбский район, совхоз "Октябрьский" - работал на тракторе, а понадобился мастер-наладчик, снова отучился, стал профессионально заниматься ремонтом сельхозмашин. На Перелюбской земле тридцать лет пролетели, как один день. В поселок Карьерный перетянул сын, когда женился на местной жительнице.
"Главное, что мы вместе! – говорят супруги о своем житье-бытье, - на будущий год будет уже 60 лет, как поженились. Если доживем – праздник по этому случаю, хоть с кашей, да будет!"
Ну, а мы желаем вам, дорогие ветераны, терпения и мужества в этой каждодневной борьбе за жизнь! Берегите друг друга! Будьте здоровы!


Источник: МояОкруга.рф

Комментариев нет:

Отправить комментарий